ИСТОРИЯ

Из истории
вышивки

 
Последние события

История искусств

ДИЗАЙН

Портрет
дизайнера

 
Художники
, работающие
в жанре вышивки...

 
Стили
 
Техники
 
МАСТЕРСКАЯ

Поделись идеей
 
Вышивка и компьютер
 
Все о вязании

Вязание крючком

Вязание спицами

БЕСЕДКА

Игольница
Весёлая страница
 
О вышивке и не только...
 
Письма
читателей

 
Подарки
 
Архив
 
Это любопытно

УЗЕЛОК

Виды
стежков

 
Виды наборов
 
Таблица форматов
 
Англо-русский словарик
 
Икона
 
ЧИТАЛЬНЯ

Книжная
полка

Редкие издания. Аннотации к вышедшим в свет книгам.
 
ДАЙДЖЕСТ
Интересные перепечатки из журналов и газет.
 
ССЫЛКИ

Полезный интернет
ссылки, анотации, покупки в интернете

 
О ЖУРНАЛЕ

Почему
"Пятница"?

 
Команда
"Пятницы"

 
                 •  Дата публикации 27 сентября 2002 года •  Календарь обновлений  
Журнал ПЯТНИЦА - вернуться на Главную страницу
УЛИЦА РЕМЁСЕЛ - ДОМ ВЫШИВКИ


Главная страница -                                                                         


Кого люблю - тому дарю

Живут-поживают на дне старых сундуков ни к каким произведениям искусства не причастные полотенца с вышитыми надписями - весточка нам от далекой моды, занесенной из других стран.



     В КОНЦЕ позапрошлого - начале прошлого века появилось в городской русской культуре новое увлечение - вышивка незатейливых надписей, прибауток и даже признаний в любви. Ничего художественного в ней не было - зато столько простодушия и радостного ощущения жизни, что, казалось, она родилась из глубин народного искусства. Но на самом деле это не совсем так. Зыбкая связь с крестьянской вышивкой

    Полотенце. Вышивка крестом. Начало XX века.
возникала оттого, что вышивальщицы выбирали из множества бытовых предметов холщовые полотенца и украшали надписями края этого древнейшего атрибута жизни восточных славян.
    А ВЫБОР этот был обусловлен родственными или экономическими связями с деревней тех слоев горожан, что стали главными затейщиками этой не типичной для русской вышивки моды. Было еще и любование буквой, фразой, своеобразный способ приобщения не слишком грамотных рукодельниц к более образованным слоям общества. Не случайно в водевиле Чехова «Свадьба» один из персонажей упрекает другого: «Хотят свою ученость показать».

АПАДНЫЕ СКВОЗНЯКИ

    МОДА на вышитые надписи «со значением» на повседневных вещах залетела в Россию совсем из другого жизненного уклада; можно сказать, сама напросилась, потому что с XVIII века после петровских реформ хлынули к нам голландцы, шведы, англичане, немцы, французы. Все на просторах российских нашли себе применение. Многие за последующие сто лет и вовсе обрусели и на родном языке говорили хуже, чем по-русски. Вживались они в русскую жизнь непросто, было им чему удивляться. Немецкий предприниматель Рудольф Шпис диву давался русским обычаям (кстати, немцев в России было больше всех иных приезжих, к 1870-м годам - 1 миллион 800 тысяч): «На одном из первых своих балов я очутился в доме известного текстильного фабриканта Саввы Морозова, который выстроил себе громадный особняк в псевдоготическом стиле... Я с доброй немецкой пунктуальностью явился незадолго до назначенного времени в 9 часов вечера и оказался совершенно один, и даже сами хозяева еще не выходили к гостям... Я пока совершенно не представлял, что на бал в Москве приезжают по меньшей мере спустя два часа после объявленного времени». Но все эти несовпадения в обычаях и привычках тонули в русском хлебосольстве. Тот же Шпис писал: «Само собой разумеющимся было необыкновенное радушие, какого обычно не встретишь в Германии. Гостю были рады в любое время, можно было привести с собой друзей, и этот обычай в равной мере относился и к богатым, и к бедным».
    ВСЯ ЭТА смесь нравов способствовала тому, что устоявшиеся в культуре немецкой, шведской,

голландской способы украшения жилища настенными ковриками, столовыми салфетками и диванными подушками с вышитыми пожеланиями и назидательными изречениями осели в России в среде мелких торговцев,

    Коврики с вышитыми библейскими текстами. Швеция, конец XIX - начало XX века.
бедных чиновников, ремесленников и рабочих. Но, как часто случается при пересечении культурных традиций, что-то исчезло, что-то до неузнаваемости переиначилось, а что-то перешло в неизменном виде. Никакого языка, кроме русского, вышивальщицы не знали, поэтому надписи придумывали сами (это были те пословицы, что оставались на слуху, употреблялись в разговорной речи) или копировали с печатных листов для вышивки.
Фотооткрытка, начало XX века.
   

    К ЭТОМУ времени (конец XIX века) подоспела еще одна очень популярная вещица - фотооткрытка. Стоили такие изделия по 1 копейке, были всем по карману, а надписи «под золото» или в виде цветочных гирлянд имели большой успех среди тех слоев населения, что и позволить себе большее не могли, да и вкус их дальше
таких поделок не шел. Даже в недавние 1950-е годы еще было принято присылать с курорта свой портрет на фоне гор или пальмы с надписью «Старая любовь не ржавеет». (Между прочим, немецкая поговорка.) Конечно, в российском быту было бы немыслимо поставить на стол сухарницу, накрытую салфеткой с вышитой пословицей «Он не только

хлеб есть умеет» (человек, значит, толковый). Не потому что на Руси умных не ценят, а потому что любят и бестолковых, и убогих; любить - ведь это значит пожалеть, а вышивали для тех, к кому сердце лежало. К тому же немки, швейцарки и прочие иностранные рукодельницы вышивали белой гладью и иными сложными швами, все это требовало большого мастерства. Да и салфетки ковриками иначе мыслились в русском небогатом городском доме. Любили коврики «тематические»,

а салфетки кружевные.
    ТУТ-ТО и шевельнулось какое-то древнее, языческое поверье, и стали вышивать всяческие надписи на краях полотенец. И красиво, и быстро, и усердия мало требует, потому что швы использовались простейшие - крестом и тамбуром. И тот и другой вид шитья были заимствованными. Крестом шили в западных странах, со второй половины XIX века по канве, а тамбур попал к нам с Востока. «Рисование» тамбурным швом или крестом было делом сугубо домашним и имело подарочное предназначение. Так перевоплотилась до неузнаваемости идея протестантской культуры - постоянно напоминать человеку о его трудовых или моральных обязанностях.
У русских на этот счет свое мнение есть: «поговорка - цветочек, а пословица - ягодка».


Вышивка шелковым и серебряным тамбуром. Государственный Эрмитаж, середина XIX века.
   
Полотенце, конец XIX века, вышивка крестом.
   

ИТОЧКА ЗА ИГОЛОЧКУ

    ДЛЯ ВЫШИВАНИЯ букв очень удобен был шов крестом. Руководства по рукоделию советовали: «Наиболее подходящими для этой работы являются фигуры геометрические, в исполнении которых ступенеобразные контуры не так режут глаза. Вышивание крестом - самое простое из всех способов вышивки и преподается детям младшего возраста при элементарном обучении рукоделию». Но ведь никакого размаха и большого мастерства и не требовалось вышивальщицам, чтобы передать свое душевное тепло и показаться в новом свете - грамотейкой. Но самый большой выбор давал тамбурный шов, оттого что можно было словно цветными карандашами изобразить городскую сценку или снабдить подписями любой узор. В народной среде тамбур знали давно, ведь связи с Востоком были очень тесными. Называли этот шов в просторечии «шов в цепки» (цепочкой). В XIX веке, когда появились круглые пяльцы,

натянутое полотно стало походить на барабан (по-французски «тамбур») - вот откуда и пошло название этого вида рукоделия. Рисунок наносили на ткань заранее или приметывали с изнанки ярко очерченный орнамент и по этим контурам вышивали или плели крючком, что еще быстрее и проще. Такие вышивки не только украшали, но и «звучали», т. е. их можно было прочесть. Другие виды тамбура - белой или металлической нитью - для наших вышивальщиц были ни к чему, слишком затейливо, да и нитки дороже.

ЛЫШНО, КАК ТРАВА РАСТЁТ

     К КОНЦУ позапрошлого столетия возникло в культуре Европы ощущение усталости, но живительные соки народного искусства, первозданная, не тронутая цивилизацией природа должны были всколыхнуть уходящий век. Великий Поль Гоген покинул Европу и поселился в хижине на Таити, подвижники из среды интеллигенции и художников возглавили движение за возрождение исчезающих промыслов в России, Германии, Англии. Были построены специальные школы, устраивались выставки народного искусства и примитивистов.
    А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ на городской окраине сидели у окошек рукодельницы и, повторяя по складам, вышивали - кто пожелание, кто прибаутку, кто любимому признание. Делали они это, как умели, никому, кроме своих близких, не известные. Так бы и шла эта жизнь, медленно изменяясь, если бы не началась Первая мировая война, а за ней революция. С исчезновением одних людей, их жизненного уклада оказались ненужными вещи, которые их окружали. И если спустя десятилетия хватились и стали (плохо ли - хорошо ли) хвалить крестьянские

    Полотенце. Вышивка тамбурным швом.
Столовые салфетки под чайные чашки, вышивка крестом.
   

промыслы и возрождать, что уцелело, то ни домов тех, в которых наши рукодельницы жили, ни тех, ради кого они свои пожелания вышивали, уже не стало. Некого любить и дарить некому. В том скромном деле - полотенца надписями расшивать - было очарование тенистых палисадников, полудеревенский, полугородской уют, тишина, когда радует все: дымок самоварный, кошка на солнышке, чей-то лучистый взгляд. Словно в ледоход откололась льдинка и растаяла.
    НО, рассуждая об истории культуры, неловко как-то отделываться только перечислением художественных стилей или именами знаменитостей, забывая про те уголки повседневной жизни людей, где по-своему воспринимались традиции других народов, сохраняя черты национального мировосприятия, соприкасаясь с достижениями фотографии, массовой открытки и городского фольклора. Возможно, было это явлением преходящим, но, как ни странно, следы той жизни остались во многих семьях. Ведь вещи живут по своим часам - они переживают не только своих создателей, но и поколения их потомков. В этой новой ипостаси они уже не кажутся такими обычными, их окружают легенды о чьих-то прабабушках. И оборачивается все это семейной реликвией, антиквариатом, т. е. старинной вещью, приносящей в сегодняшнее время дух ушедшей эпохи.

Марина КОЛЕВА
(журнал «Домашний очаг», июль 2002 года)




© 2003 Дизайн-студия "Sofronoff"